Вход в личный кабинет        RU  EN
Российская государственная библиотека для молодежи

+7 499 922-66-77

Часы работы Как записаться Виртуальный тур Карта сайта

Всероссийский молодёжный конкурс остросюжетных литературных и рисованных историй «Орден Тота»

О конкурсе    Жюри    Положение    Участники    Шорт-лист    Победители

Оксана СМОЛЬЯНИНОВА (Липецк)

Книги и кристаллы

Дверь застала меня врасплох. Еще секунду назад я готов был сделать шаг и с головой окунуться в неспешный ручей рабочего процесса. Но вот взвигнули петли, а я очутился на ступеньках с разбитым носом. Отличное начало дня.

Я встал. Цепляясь за перила, я героически перевел свое тело из горизонтального положения в подобие вертикального и быстро оценил ситуацию. Из носа весело капала кровь — это раз. В холле бушевала уборщица Лида — это два. Крепко ухватившись за ручку злополучной двери, меня бесстрастно рассматривал худосочный мальчишка — это три и четыре.

Мой рот машинально открылся для произнесения поучительной тирады. Мозг же пресек на корню эту дурость и заставил внимательнее присмотреться к мальчику. Бумажная кожа, белоснежные волосы, брови и ресницы. Разве что глаза не красные, а цвета линялой джинсы.

— Альбинос! — воскликнул я и тут же стушевался. Взрослый мужик, а воспитания ни на грош.

Вместо ответа мальчик развернулся и потопал обратно в здание. Вот и поговорили. Парнишка явно обиделся, а детей обижать совсем не дело, что бы там ни случилось. Раньше у меня жил кот, и в его воспитании я руководствовался именно этим принципом.

Мальчика определенно стоило догнать и извиниться, но входить в библиотеку с полными снега ботинками равнялось самоубийству. Острый язык нашей уборщицы разил без промаху. В моем словесном арсенале пылился лишь один снаряд — извечные «котлы-поварешки», а Лиде и придумывать ничего было не надо — весь свой досуг она проводила за чтением, а потом растапливала дровами мировой литературы огонь своего гнева. Я прислушался. Вслед беловолосому парнишке неслось что-то про «глупых хоббитцов», значит сегодняшней темой был «Властелин колец». Хороший выбор.

От греха, я вытер свои подошвы о коврик и пару раз приложился к носу рукавом куртки. Прикинувшись кем-то вроде эльфа, я шаг за шагом начал огибать Лиду по периметру. Но прошмыгнуть мимо Лиды еще никому не удавалось, а стокилограммовому самозваному эльфу — тем более. Ноздри Лиды затрепетали и она повернулась ко мне.

— Ты не пройдешь! — воскликнула она, замахнувшись на меня тряпкой. Семидесятилетняя реинкарнация Гендальфа, ну надо же. Потом Лида обратила внимание на мой нос и ее тон несколько смягчился: — Так себе видок, Григорий. С кем сражался?

— С дверью, — честно признался я.

Лида недовольно прищурилась.

— Не сама же дверь на тебя прыгнула. Хоббитц постарался? Оголтелая ребятня все утро мой прелестный пол пачкает, а мне их даже шваброй огреть нельзя.

— Лида, ну ты же помнишь про июльское постановление. Никаких швабр в воспитательных целях, они же... Стой, — остановил я сам себя. — Какая ребятня? Какое утро? Ох, котлы-поварешки, сегодня же...

— Адский четверг, — закончил за меня кто-то эту ужасную мысль. — Гнилой абрикос, размазанный по фруктовой тарелке всей недели.

Я нехотя повернулся к лестнице. Дмитрий Сергеевич из компьютерного отдела собственной персоной. Вилли, если по-простому. Со всеми своими прыщами, брекетами и пафосными сентенциями.

Рядом в сердцах сплюнула Лида, а потом чертыхнулась и вытерла все шваброй. Такой подход меня несколько удивил: наша уборщица Дмитрия не любила, как и мы все, но так открыто свою неприязнь еще не выражала.

Точки над всеми буквами расставились довольно быстро.

— Лидия Ивановна, — обратился к ней наш компьютерный гений. — Протрите у нас в отделе, там ходить невозможно.

— Пятый раз за последние три часа! — взвыла Лида. — Ты за хоббитцами как смотришь, орк окаянный? У них сейчас по расписанию время рукоделия. А ты глянь в тот угол. Похоже на тридцать ребятишек?

Мы посмотрели в указанный угол холла. Там сидели две девочки и увлечено лепили что-то из глины.

Вилли флегматично пожал плечами.

— Не моя вина, что нынешние дети даже в библиотеке компьютерами больше интересуются, чем книгами. Можете попросить у руководства в следующий четверг дать мне отгул. Замкнем компьютерный отдел, и детям придется следовать распорядку. Кстати, там еще цветок с подоконника свалили. Так что работы вам много.

— Цветок? Мою гортензию, что ли? Да я вас... — Лида подхватила ведро и бросилась вверх по лестнице. Вид у нее был самый что ни на есть боевой, поэтому у меня возникло искушение вновь напомнить Лиде об июльском постановлении. Но я не стал. Когда наша уборщица злилась, под руку ей лучше было не попадаться.

— «Хоббитцы». «Орк». Странная женщина, — неодобрительно качнул головой Вилли.

— Какая есть. У всех свои причуды.

Он посмотрел на меня с нехорошей усмешкой.

— Как у поваров-библиотекарей?

— Как у библиотекарей-хакеров, — огрызнулся я, а Вилли неожиданно заулыбался. Похоже, принял это в качестве комплимента.

— Всего-то несколько правительственных сайтов взломал.

— Правительственный сайт каждой страны. По нескольку раз.

— И шпионскую сеть Ордена Пустоты.

Я опешил.

— Когда?

— Минут двадцать как, — Вилли распирало от еле сдерживаемого восторга. — Можешь первым выразить свою признательность.

Я начал подозревать, что именно за этим наш умник и соизволил спуститься со своего компьютерного Олимпа. Ему не хватало порции восхищения от низших существ.

— Дима, ты кретин? — зашипел я, обратив внимание как вытягивается лицо хакера. Такого он явно не ожидал. — Нас же отследят. Работала себе шпионская сеть и работала. Орден Пустоты следит за каждой библиотекой в мире, ожидая, пока кто-то проколется. Мы годами живем под этим прессом. А ты пришел, и думаешь все разрулил?

Вилли от меня просто отмахнулся.

— Я же гений, Гриша, гений. Там и комар носа не подточит. Никаких следов не осталось.

— Да зачем им твои следы? Сеть рухнула именно в нашей библиотеке, а значит, придут сюда.

— Не кипишуй. Сказал все чисто, значит чисто. Ты лучше послушай. Я перехватил пару их сообщений. Они считают, что у нас в библиотеке хранится Книга Дыхания, — название Дима произнес так тихо, что сначала мне показалось, что я ослышался. Но потом до меня дошло.

— Наверх. Быстро! — я схватил Вилли за плечо и практически силой потащил по лестнице на второй этаж.

Там мы на всех парах миновали отдел иностранной литературы, а оттуда нырнули в подсобку. Точнее, Вилли нырнул, прицельно посланный вглубь комнатки моим вежливым тычком в спину, я же просто зашел следом. У самого порога я на секунду задержался, знаком показав Полине — милой девушке из этого отдела, — что нет, мол, бить я его не буду, просто поговорим. Полина кивнула, всем своим видом выражая разочарование таким исходом событий.

— А теперь подробнее про Орден Пустоты и Книгу Дыхания, — потребовал я, мрачно глядя на Вилли.

— Книгу Дыхания? Это про йогу? — заинтересованно спросили откуда-то снизу.

— Только если тебя расслабляет чтение заупокойных текстов, — на автомате отшутился я, а потом подпрыгнул, с ужасом уставившись в угол подсобки. Оттуда на меня смотрела куча тряпья, которая при ближайшем рассмотрении оказалось уж больно знакомым старичком, укутанным на манер капусты в десяток поношенных одежек.

— Ты чего прячешься? — закричал Вилли, хватаясь за сердце.

— Я не прячусь, — старик была сама невозмутимость. — Чаевничаю я. Спасибо Поле, добрая душа, не забывает обо мне, — в подтверждение своих слов он и вправду выудил из одежды термос, наполненный дымящимся чаем, и начал шумно из него прихлебывать.

— Федор... — начал я угрожающе, но тот прервал меня размашистым взмахом руки.

— Федор Иваныч.

— Давно ли ты Иваныч? С каких это пор у домовых отчества появились?

— А у меня и имени не было! Овеществили меня, безымянного, из сборника русских сказок, а мне теперь что, как нелюдь ходить? — возопил старичок, размазывая по лицу несуществующие слезы.

Быстрым движением Вилли зажал ему рот.

— Федор, ты и есть нелюдь, овеществленный Полиной для помощи библиотеке. Не знаю, зачем она выбрала кого-то столь бесполезного, но посоветую ей через два года, на следующем Призыве, изменить свое решение.

Федор затих, а я разозлился.

— Не напирай, мальчишка, — я угрожающе ткнул Вилли в ребра. — Федор... — тут пришлось поднапрячься, — Федор Иваныч поддерживает в библиотеке чистоту и следит за порядком в книгохранилище. А с твоей работой может даже Лида справиться, если ей объяснить. Может ты и хакер, но для библиотеки это абсолютно бесполезная функция.

Теперь уже Федор расцвел, а лицо Вилли исказила злобная гримаса.

— Но планы Ордена Пустоты я все же подсмотрел, не так ли? — прошипел он сквозь зубы.

— А много от этого толку? Выдал нас врагам с потрохами. Книги Дыхания здесь нет, но теперь они придут, чтобы лично в этом убедиться. А вот Кристалл Знаний — есть. И если они попутно найдут его, тем самым лишив человечество шанса на выживание — эта вина полностью ляжет на твои плечи.

Вилли испуганно заерзал, стараясь слиться со стеной.

— Они не посмеют напасть на нас средь бела дня. У нас есть Книготворы.

— У Французской сельской библиотеки они тоже были. Мушкетеры, как на подбор. И это не помешало Ордену спалить ее дотла в прошлом месяце. Слава Господу, Кристалла там и в помине не было. Заметь, мушкетеры тоже не бог весть какая защита, но у нас-то и того нет. Тринадцать библиотекарей, одиннадцать Книготворов, и из них ни одного боевого. Абсурд. Временами заведующая ведет себя крайне неразумно, несмотря на свой почтенный возраст.

— Завел бы себе боевого, — огрызнулся Вилли. — Заведующая себе на уме, но ты-то почему никого не овеществляешь?

— Из принципа. Зачем мне на кухне лишний неумеха? Много ты книжных персонажей с кулинарными навыками видел?

— Баба-Яга, —- оживился домовой.

— Никаких ведьм рядом с моими кастрюлями, — остудил я его пыл. — И вообще, иди-ка ты отсюда. Обойди всех Книготворов и тихонечко объясни им, чтобы были на чеку. Мало ли чего. Давай, Федор, шустрее.

— Федор Иваныч!

— Да хоть Степаныч! — взбеленился Вилли. — Бегом!

— А вообще знаешь, Степаныч тоже неплохо звучит, — задумчиво проговорил домовой, на что Вилли пнул его по голени.

Насупившись, Федор вышел за дверь.

— Так. Наши дальнейшие действия? — уставился на меня Вилли. Понял, наконец, что совершил огромную ошибку, и теперь активно хотел разделить со мной эту ношу.

— Ты идешь к заведующей. Она — Старший Наместник в нашей библиотеке. Как скажет, так мы и станем действовать.

— А давай ты пойдешь? — заныл Вилли. — Если она решит, что во всем я виноват, то выпрет меня из Ордена. Сотрет память, и баста. А тебя она пожалеет, ты у нее в любимчиках.

— Наша библиотека уникальна именно наличием кухни. Я не любимчик, я — необходимость, как и кухонная техника. Не будь таким трусом, смотреть тошно. Дуй, пока я всерьез не разозлился. На мне проверка Кристалла.

Аргументов у Вилли не нашлось. Он выбежал из подсобки настолько резко, насколько это позволяло столь узкое пространство. Ему удалось даже хлопнуть дверью, прежде чем я успел ее придержать. Странно, но за поведение этого человека стыдно становилось мне.

Снаружи я вновь увидел Федора. Домовой сидел рядом с Полиной, лил крокодиловы слезы и попивал чай из большой кружки в цветочек. Я сердито топнул ногой, и Федор кинулся прочь из отдела, не забыв, правда, осушить кружку до дна.

— В этой библиотеке только я обо всем беспокоюсь? — удрученно спросил я Полину, приблизившись к ее столу.

Та лишь мягко улыбнулась. Она была спокойной, рассудительной девушкой и предпочитала избегать конфликтных ситуаций.

Три шага до выхода были почти преодолены, когда что-то дернуло меня наклониться к ней и тихо спросить:

— По твоему, как выглядит Книга Дыхания?

Полина словно и не удивилась моему вопросу.

— Почти невесомая от течения времени. Не похожая ни на что другое. И... — она остановилась, словно не зная, стоит ли ей это говорить, но потом все же решилась. — И знаете, Григорий, если посмотреть на наш Кристалл, я не думаю, что там так все однозначно.

Я потрепал ее по волосам, а она выудила из ящика своего стола платок и передала его мне. — Возьмите. У вас кровь запеклась. Может, заглянете в медкабинет?

— Нет-нет. У доктора Керна сейчас и так дел невпроворот. Сбитые детские коленки и сопливые носы. — Я не стал озвучивать тот факт, что доктор Керн меня откровенно пугал. И как только одной из наших сотрудниц пришло в голову овеществить хирурга-психопата, баловавшегося на досуге оживлением человеческих голов.

Попрощавшись, я двинулся к книгохранилищу. Ребятишки так и норовили сбить меня с ног — маленькие кровяные тельца, хаотично движущиеся по артериям библиотеки. Мне даже показалось, что я видел своего беловолосого знакомца, оставившего мне на память распухший нос и подпорченное утро. Но время для извинений было упущено, а на кону стояли более серьезные задачи.

Для того, чтобы попасть куда нужно, мне пришлось спуститься до первого этажа, а потом еще на два этажа вниз. Этот путь я проделывал тысячу раз. Книгохранилище считалось сердцем библиотеки, а для меня там билось еще два: моя кухня и Мира.

Мира обнаружилась на том же самом месте, где я оставил ее вчера. Иногда мне казалось, что она вообще не встает со своего стула. Она начинала двигаться лишь в том случае, если воздвигаемые возле ее стола баррикады из книг и журналов начинали опасно шататься и грозили погрести ее под книжным обвалом. Такое уже случалось, и кажется, у Миры от того происшествия остались не самые приятные воспоминания. Хотя наверняка сказать я не мог — Миры была лишь немного эмоциональнее морковки, которую я чистил на обед.

— Продукты принес? — вяло поинтересовалась она, не отрывая глаз от чтения глянцевого журнала с не менее глянцевыми фотографиями жареных куриных крылышек.

— Да, вот они, — я машинально достал из внутреннего кармана куртки причины моего утреннего отсутствия в библиотеке: грушу и пачку миндаля.

Мира позволила себе слегка отвести взгляд от журнала, внимательно осмотреть всю мою добычу и вновь вернуться к чтению. Сплошной лед, ни на намека на пламя. При всей своей ангельской внешности и каштановых кудрях до поясницы, эта девочка обладала спокойствием робота.

— Сегодня на повестке флан. Шесть видов, — Мира всучила мне какой-то журнал — я взял его чисто на автомате, — и сразу замолчала, ожидая, что я сразу же кинусь выполнять ее указание. Обычно, я бы так и сделал. Как ни странно, но в библиотеке не было ничего важнее нашего с Мирой сотрудничества. Теоретик и практик в вечном поиске истины. Но не сегодня.

— Мира, пока без фланов. У нас проблемы.

— Нет ничего важнее еды.

— Но Мира, ты не понимаешь....

— Мы обязаны неустанно пополнять Кристалл новыми знаниями. Отговорки нелепы.

— Да послушай же!.. — и тут я заметил второй стул, стоящий возле Миры. Не заваленный ничем, не использованный как лишняя полка. Чистый, любовно притащенный откуда-то из недр книгохранилища. — Мира, — начал я осторожно, — а что за стул рядом с тобой?

— Там была книга.

— Целый стул для одной книги?

— Очень важная книга. Но неинтересная. Ни слова о еде, — она посмотрела на меня. — Теперь ты пойдешь готовить?

— Подожди ты с готовкой, честное слово! Вот заладила! Книга-то как называлась? Как?

— Книга Дыхания.

Мир вокруг меня поплыл. Мало того, что в нашей библиотеке есть Кристалл, так теперь к этому и Книга Дыхания присовокупилась. Дети богини Ниаут убивали и за меньшее. А тут шансы выжить и вовсе стремились к нулю.

— Как она с тобой рядом очутилась? — продолжал допытываться я.

— Не заметила.

— А потом куда делась?

— Я отослала ее к тебе. Мешала сосредоточиться.

— Ко мне? — я удивленно воззрился на Миру, постоял так пару секунд и потом треснул себя по лбу кулинарным журналом, который все еще вертел в руках. Неоднозначность Кристалла и Книги, ну конечно! Умница Поля! Премию ей выдать за ее светлую голову.

— Мира...

— Ты так и будешь меня отвлекать?

— До отлипни ты от крылышек! Я для тебя потом их вагон приготовлю, — от бессилия я схватил ее за плечи и хорошенько тряхнул. — Не будешь меня слушаться, я от тебя уйду, и ищи себе другого повара, — конечно, я блефовал. Куда бы я от нее делся? Но мои слова Миру неожиданно заинтересовали.

— Не хочу другого повара, — заявила она. Интонации не поменяла, но отложила журнал в сторону и сконцентрировала свое внимание полностью на мне. Вот уж небывалое событие. Мысленно я вручил ей медаль за попытку и торжественно повысил ее эмоциональность до уровня кабачка. — Что от меня требуется?

Я быстро схватил ее за руку, пока она не передумала и потащил на кухню. Благо, что стол Миры располагался от железной кухонной двери всего в нескольких шагах.

— Посидишь в морозильнике, пока все не уляжется. Холодно, знаю, но лучше провести пару часов там, за крепким засовом, чем умереть, защищая знания. Стекляшка с тобой?

Мира молча вытащила из-за пазухи тонкую серебряную цепочку. На конце цепочки болтался голубой кристалл.

— Замечательно, — кивнул я, уже открывая дверь. — А теперь марш на кухню.

— Постой, там... — Мира неожиданно уперлась, но мне было некогда слушать ее возражения.

— Изучишь снова этот журнал с фланами, который у меня уже словно с рукой сросся. Повторение мать... — я осекся, а позади нас дверь неприятно заскрипела и захлопнулась, — учения.

На кухне сидела наша уборщица и спокойно попивала чай.

— Постой, там посторонний, — теперь уже без помех закончила свою мысль Мира.

— Спасибо, сам вижу.

Присутствие Лиды меня ошарашило. За все годы работы здесь никто и никогда не переступал пределы моей кухни. Кроме Миры, разумеется. Да и в само книгохранилище доступ имело лишь ограниченное число библиотекарей и Книготворов. Лида в это число не попадала.

Видимо, мое молчание затянулось, потому что Лида успела допить чай и аккуратно отставить чашку в сторону.

— Благодать, — довольно потянулась она, и тем вывела меня из ступора.

— Как ты ее пропустила? — зашипел я на Миру, но Лида ответила вместо нее.

— Я хотела с тобой встретиться. Девочка не стала мешать. — Грациозно, с кокетливостью молодой женщины, Лида сделала шаг мне навстречу.

— Лида, я к тебе сам потом поднимусь. Сейчас дел невпроворот. А к тебе, барышня, у меня будет серьезный разговор, — я принял строгий вид и с надеждой покосился в сторону уборщицы. Если бы она после моих слов и вправду ушла отсюда, с моих плеч свалился бы огромной камень. Но Лида даже с места не сдвинулась, и моя ноша стала еще тяжелее.

— Наверху дети. Они раздражают.

Мира начала оседать на пол. Я еле успел подхватить ее на руки и осторожно усадить возле двери.

Теперь у меня не было никаких сомнений — Орден Пустоты пришел по наши души. Меньше чем за час, под самым носом у Ордена Тота, дети Ниаут сумели захватить тело Лиды и теперь управляли ей словно марионеткой. Несчастная старуха в буквальном смысле пригрела на себе змею — юркую змейку, с красными узорами на серебряном подбрюшье. Если такая в тебя вцепится — поминай как звали. Еще никто и никогда не сумел привести в чувство человека, выбранного Орденом Пустоты для своих целей. Мне стало грустно. Бедная, бедная Лида. Впрочем, и моя жизнь сейчас висела на волоске. В пределах моей досягаемости лежал целый арсенал кухонных ножей, но тот подлец, который сейчас глумливо усмехался надо мной выцветшими губами Лиды, прекрасно знал, что у меня не хватит духу убить человека. Я был поваром, а не убийцей. Кажется, заведующая все же ошиблась, комплектуя свой штат.

— Вижу, понял, — сухо рассмеялась Лида и теперь уже не таясь выложила на стол рядом с собой пистолет и флакончик с желтоватой жидкостью — змеиным ядом, надо полагать. Отличное средство против Книготворов. Пробежалась кончиками пальцев по орудиям убийства, посмотрела на меня, задумалась и решительно отправила флакончик обратно в карман халата. — Что же. Без лишних слов. Отдай Книгу Дыхания по-хорошему, и пистолет мне не понадобится.

— У меня ее нет.

— О нет, еще как есть. Абсолютно точно известно, что Книга сейчас находится в этой библиотеке.

— Я повторю еще раз...

Внезапно заговорила Мира.

— Григорий, нет ничего важнее еды. Приготовь флан, — выдавив из себя последнее, Мира окончательно отключилась. Длительное пребывание рядом с адептом Ордена Пустоты пагубно сказывалось на ее состоянии.

— Флан? Да свет на этом флане клином что ли сошелся? — озадаченно пробормотал я.

Мира говорила бессмысленные вещи. Но если я не мог положиться на Миру, то на кого я вообще мог положиться. Я судорожно все обдумал еще раз, повертел в руках журнал и ощутил как тот прогибается под моими пальцами, будто кроме обложки твердых листов там и вовсе не было. Незаметно для Лиды, я приоткрыл журнал и пощупал страницы. И тут меня проняло. Я двинулся к плите. Я чертовски хотел быть уверенным в том, что собираюсь сделать, но уверенности не было. Конфорка щелкнула и синее пламя быстро затанцевало по ее краям. Лида смотрела на меня заинтересованно, но мешать не спешила.

— Книга здесь, — объявил я просто и буднично. Все на зеро.

Я показал ей журнал, освободил его от обложки, обнажив почти прозрачные листы папируса, и увидел, как у Лиды загорелись глаза. Да, это была Книга. А потом я вытянул руку, поместив Книгу прямо над конфоркой. Язычкам пламени не хватало чуть-чуть, чтобы добраться до заветных страниц.

— Ты этого не сделаешь, — выдохнула Лида.

Я с ненавистью посмотрел на нее.

— Орден Пустоты все равно всех нас истребит, независимо от результата. А так я не дам твоим господам шанса спастись от гибели. Пусть подыхают вместе с человечеством, — Лида направила в мою сторону пистолет, но я уже дошел до той стадии, когда страх отступил. — Стреляй. Книга все равно попадет в огонь. Папирус сгорит быстро, ты не успеешь погасить пламя.

Лида раздраженно закатила глаза.

— И как же мы разрешим это маленькое недоразумение?

— Я дам тебе уничтожить Кристалл.

Кажется, Лида забыла как дышать. Я надеялся, что у нее от счастья припадок хватит, но мне не повезло.

— Кристалл? В этом захолустье? Если это какая-то уловка, библиотекарь...

— Человечество еще худо-бедно держится на плаву. Вряд ли я проживу столько, чтобы узреть конец цивилизации. А библиотека мне вместо дома. Если Орден Пустоты ее уничтожит, у меня ничего не останется. Ты согласна на обмен?

— О да! Конечно! Надо быть дурой, чтобы отказаться от такого щедрого предложения. Где он? Где Кристалл?

Кристалл лежал у меня в кармане с тех пор, как Мира упала в обморок. Я достал его, кинул Лиде, у которой разве что пена изо рта не шла от восторга, а потом поджег книгу. Огонь с жадностью накинулся на тысячелетний документ, а в то же самое время Лида взяла пистолет и одним точным движением ударила по Кристаллу. Камню хватило одного прикосновения. Тонкие трещины усеяли всю поверхность — и вот на столе уже лежала лишь бесполезная груда осколков.

— Что это были за знания? — с жадностью спросила Лида.

— Кулинария, — горько ответил я. — Это была кулинария.

Похоже, я всерьез огорчил это тщеславное дитя богини Ниаут.

— Всего-то? Зачем вообще было создавать Кристалл ради такого?

— Теперь человечество, низвергнувшись в пучину Ада, забудет как поджарить на костре кусок мяса, не будет понимать разницу между съедобным и ядовитым, станет с жадностью поедать кишки животных и глаза рыб, не зная о питательности других частей туши. Ты только что разрушила человеческую цивилизацию.

Лида рассмеялась легко и задорно. Она пританцовывала на месте, нисколько не жалея истершиеся от старости кости. Той, кто захватил ее тело, сейчас было очень хорошо. Она ликовала, она не верила собственному счастью. Сколько почестей ей, вероятно, причиталось за такую победу. И в честь этого она была готова сдержать то обещание, что дала глупому повару. Уничтожать библиотеку больше необходимости не было, но ей хотелось все же оставить о себе напоминание.

— Нет, повар, это ты все разрушил, — все еще смеясь, воскликнула она, и сразу же за этим прозвучал выстрел.

Солнечный луч бил прямо в глаза. Я поморщился, но остался неподвижен. Начиная от области сердца, мое тело словно черти на медленном огне жарили. Но я точно был жив, так что про себя решил, что ну их, пусть продолжают.

Когда меня снова начало клонить в сон, на веки легла приятная тень.

— Как себя чувствуешь, Григорий?

— Заведующая!

Это действительно была она. Высокая, с седыми, коротко стриженными волосами, и тонкой кожей, изрезанной голубыми нитями вен. Старость не смогла согнуть ее спину, а строгий пиджак только подчеркивал эту неестественную прямоту. Заведующая была мне вместо матери и я даже не удивился, что именно она вытащила меня из небытия.

— О, это была не я, — всплеснула руками заведующая, будто прочитав мои мысли. — Это все Фев. Очень милый мальчик.

— А Фев — это...

— Книга Дыхания, разумеется.

Внезапно что-то ухватило край моего одеяла и несколько раз настойчиво потянуло на себя. Если бы голова не раскалывалась, я бы на месте подпрыгнул. А так просто вздрогнул и максимально осторожно повернулся. Возле кровати на кресле сидел мальчик-альбинос. Я даже не удивился. Все как и говорила Полина. Наш Кристалл был не совсем кристаллом, и Книга Дыхания тоже оказалась не совсем книгой. Мне еще в подвале удалось сложить два и два. Особенно мне понравилась тогда фраза Миры, что она отослала книгу ко мне. Нос от этой встречи болел до сих пор.

— Привет, Фев. — Тот только кивнул, и мне ничего не оставалось как тяжело вздохнуть. Еще один кабачок. — Значит, прошло не два года? Я-то уже был готов к тому, что пистолет меня до следующего Призыва с лица земли сотрет, — я смутился и покосился на заведующую, — или даже навсегда.

— Ну что ты, Григорий. Как бы я могла заменить тебя на кого-то еще? Ты слишком ценный сотрудник.

— Только в нужный момент не смог убить противника.

— И не надо было. Если бы ты убил врага, Орден Пустоты уже пришел бы за нами. Насилие тянет за собой насилие. Да и Лида не смогла бы выжить.

Эта новость меня взволновала.

— Лида жива? Как это возможно?

— И опять стоит благодарить Фева. Он и тебя вытащил, и Лиду. Сотрудничество с носителем заупокойных практик имеет свою выгоду: он с комфортом поможет как уйти во тьму, так и вернуться из нее. Да и дар предвидения хорош. Ценный кадр для нашей библиотеки.

Я опешил.

— Кадр? Он теперь у нас работает?

— А что такого? — заведующая была сама невозмутимость. — Книгу никто больше не ищет. Пусть поработает, обживется. Поселим его рядом с тобой, скажем племянник приехал или сын. Сам решай, — тут она хитро прищурилась. — А фраза про предвидение тебя вовсе не заинтересовала?

— Я подозревал нечто подобное, — честно ответил я. — Особенно после того, как в моих руках оказалась подделка, замаскированная под журнал. Мальчик должен был оказаться или гениальным тактиком или провидцем, — я оценивающе посмотрел на Фева. — Провидец, точно. Но послушайте, библиотека? С Орденом Пустоты всегда следует быть настороже. Вдруг прикрытие не сработает.

— С тобой же сработало, — резонно заметила заведующая. — Знали бы те, кто использовал тело Лиды, что ты Книготвор, пулей бы не отделался. А после змеиного яда тебя и с помощью Книги Дыхания овеществить бы заново не удалось.

Краем глаза я заметил, как серьезно кивнул Фев, подтверждая ее слова. Сил спорить не осталось.

— Извините, — я потер виски, — мне надо еще полежать. В моей голове взрываются фейерверки, а кто-то невидимый методично бьет в барабан. Если я не смогу быстро заснуть, то с ума сойду.

— О, — заведующая посмотрела на меня поверх очков. — Что же ты сразу не сказал? Мы и вправду закупили фейерверки в честь твоего выздоровления. Официально, правда, это идет по статье расходов в честь дня рождения Чарльза Диккенса.

Распахнув окно, она прокричала:

— Все, хватит на сегодня!

— Но там еще осталась «Зубодробилка», — разочарованно донеслось откуда-то с низу.

— Прибережем до следующей недели. Будет день рождения Крылова, — она закрыла окно. — Иван Андреевич тебе ведь тоже не чужой, — добродушно отметила заведующая, вновь подходя к моей кровати и кладя что-то на мое одеяло. Мне даже смотреть на это было не надо, чтобы узнать сборник басен. Что ж, почитаю на досуге мое личное свидетельство о рождении.

— Спасибо, немного полегчало. Но барабанный бой я все равно слышу.

— Это я, — В проеме двери сначала показался большой барабан, а сразу за ним — щуплое тельце Миры, которая, как раз, исправно по этому барабану и лупила. — Я тоже тебя поздравляю с выздоровлением.

— Мирочка! — я чуть слезу не пустил. — Я так рад, что с тобой ничего не случилось! Тебе еще повезло, что Орден Пустоты не знает о внешнем виде Кристаллов, и принял ту пустышку за... Мира! Да прекрати ты бить в барабан! Я сейчас рехнусь!

Мира сняла с плеч ремешки, позволив барабану грузно свалиться на пол.

— Мне он тоже не нравится. Не знаю, за что все так носятся с Кристаллом Музыки. Я в тысячу раз важнее. Ты знаком с Кристаллом Музыки? — обратилась она к Книге Дыхания. — Она красивая?

Фев яростно замотал головой. Он не сводил с Миры глаз.

— Ты первый Кристалл, которого я встретил.

«А кабачок не такой уж и кабачок», — весело подумал я, и предложил Мире провести для Фева экскурсию по библиотеке

— Он и так тут уже все знает, — отмахнулась Мира.

— А сколько я провалялся без сознания? — спросил я с нехорошим предчувствием.

— Ровно неделю, — широко улыбнулась заведующая. — Сегодня четверг. Не мог бы ты помочь с…

— Мира, доставай барабан. Завтра воскресну, — решил я. Один Детский День в библиотеке был куда страшнее всего Ордена Пустоты. Я закрылся одеялом и прикинулся развеществленным.


 

Вверх

Мы в социальных сетях
Подписаться на рассылку
107061 Москва, ул. Б. Черкизовская, дом 4, корпус 1
Телефон для справок: +7 499 922-66-77
Факс: +7 499 161-01-01
E-mail: info@rgub.ru
Оценка услуг
Филиал библиотеки — МИКЦ «Особняк В.Д. Носова»
107023 Москва, ул. Электрозаводская, 12, стр. 1
Телефон для справок: +7 495 964-01-01
E-mail: mansion@rgub.ru
Яндекс.Метрика  
© Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Российская государственная библиотека для молодёжи», 2004—17