Вход в личный кабинет        RU  EN
Российская государственная библиотека для молодежи

+7 499 922-66-77

Часы работы Как записаться Виртуальный тур Карта сайта

Всероссийский молодёжный конкурс остросюжетных литературных и рисованных историй «Орден Тота»

О конкурсе    Жюри    Положение    Участники    Шорт-лист    Победители

Юлия ГЛАДКАЯ (Магнитогорск)

Без семьи

Вооружившись шваброй, Костя начал свое сражение с паутиной. За те годы, пока библиотека была закрыта, пауки оказались единственными ее посетителями, и теперь их сети опутывали книги и все свободные углы.

— На абордаж! — воскликнул Костя, запрыгивая на скрипучий стул, чтобы дотянуться до потолка.

Здание, в котором размещалась библиотека, было построено еще в конце двадцатых годов. Когда-то нарядный, особняк на Березовой улице теперь представлял собой символ ушедшей эпохи. Растрескавшаяся зеленая краска на стенах, лепнина в виде звезды над входом и ржавый забор в конце заросшей дорожки. Но Костя не унывал. Он рассматривал происходящее как новую главу в своей жизни. Почему нет? После скандала и расставания с любимой девушкой из-за очередной подобранной на улице и принесённой в дом книги, после потери работы, после периода пустоты — наступивший этап был будто свежая, чистая, абсолютно белая страница. И только от него самого зависело, чем ее заполнить.

Разобравшись с паутиной, Костя собрал мусор и отправился выносить ведра к ближайшим мусорным бакам. Апрельское солнце ласково касалось лучами земли, и остатки снега серой ватой ютились в тени кустов сирени. Насвистывая, Костя отворил калитку. На противоположной стороне улицы он заметил девушку, разглядывающую библиотеку. Кивнув ей в знак приветствия, Костя направился по своим делам.

Книги Костик любил с детства; пожалуй, день, когда он попал в больницу с воспалением легких, стал отправной точкой в мир головокружительных приключений. До того дня гоняющий в футбол и стреляющий из рогатки Костик и не подозревал, сколько миров притаилось под обложками книг, которые пусть и занимали в большом шкафу катастрофически много места, но как-то не попадали в поле зрения мальчишки.

Налетевший пронизывающий ветер заставил Костю поежиться. Переменчивая погода показывала свой характер. Опустошив ведра, Костя почти бегом вернулся в библиотеку; закрывая за собой дверь, он заметил, что девушка все еще стоит на тротуаре.

Вечером пошел снег. Костя, подняв воротник свитера и сунув руки поглубже в карманы, быстрым шагом шел к кафе, где кондиционированный воздух перемешался с кисловатым запахом капусты. Влад, как обычно, уже сидел за дальним столиком, листая газету. Заведение общепита можно было назвать кафе с натяжкой; скорее, кулинария, шагнувшая в двадцать первый век из СССР. Впрочем, эта часть города выглядела так, будто новое время не наступило. Влад традиционно был в темном пальто, шею укутывал длинный полосатый шарф.

Костя помнил их первую встречу. Незнакомец, чуть косивший на левый глаз, с шрамом на лице, делавшим его похожим на пирата, произнес вслед Косте: «Книги дарят новый мир, новую любовь и новых друзей. Но когда книга заканчивается, мы остаемся один на один с этим миром, одинокие и потерянные, потому что наша жизнь осталась под обложкой». Казалось бы, бежать от подобных незнакомцев, произносящих монологи посреди улицы, да как можно скорее! А вот поди ж ты, как мысли совпали!

Усмехнувшись воспоминанию, Костя сел напротив друга и взял в руки меню, хотя и так знал его наизусть.

— Как новое место работы? — спросил Влад, откладывая в сторону газету.

— Пыльно, хлопотно, но мне нравится. Спасибо тебе за подсказку.

— Обращайся, — ухмыльнулся Влад.

— Слушай, может, зайдешь завтра, посмотришь, как я устроился, заодно поможешь стеллажи собрать? — Костя поблагодарил официантку, принесшую заказ, и вгрызся в теплый, отдающий жар печи, курник. Поэтому не заметил странного блеска в глазах Влада.

— О чем речь! Конечно, помогу! — Влад покачал стакан, словно это был не чай из пакетика, а калифорнийский каберне с нотками ежевики и кедра. — Ну что, за новую работу?

— За новую жизнь! — поддержал Костя тост.

***

В чистые окошки светило солнце, разбиваясь на ромбики, повторяя раскладку стекол. В ожидании Влада Костик заполонял формуляры и расставлял по полкам книги, стопками лежащие в углу. Стук в дверь эхом пронесся по помещениям, и Костя поспешил впустить гостя.

— Привет! — Влад стоял на пороге, озираясь, словно не решаясь войти.

— Доброе утро. Ну, чего встал-то? Заходи.

Влад кивнул и переступил порог. Костя, потянувшийся к ручке, чтобы закрыть дверь, с удивлением увидел вчерашнюю девушку, стоящую на том же месте.

— Странно… — вслух произнес он.

— Что? — Влад оглянулся.

— Знаешь, там на улице девушка, — Костя пожал плечами. — Стоит и смотрит на библиотеку. Дело в том, что она и вчера там стояла.

— Ну-ка, дай гляну! — Влад оттеснил друга от двери. — Я никого не вижу. Костя, если тебе мерещатся барышни, это не к добру, — усмехнулся он.

— В смысле, мерещатся? — Костя выглянул на улицу, но незнакомки не было. — Слушай, я ее видел! Точно-точно!

— Ну, значит, постояла и ушла… — Влад повесил пальто на гвоздь, торчащий из стены и прошелся по коридору. — А ты хорошо устроился! — Он постоял возле стеллажей, снял с полки книгу в потёртом буром переплете.

— О, Гектор Мало! У меня была эта книга в детстве, очень уж она меня задела. Не читал? Тут про мальчика-подкидыша, который много страдал и скитался, но в конце концов нашел свой дом. Ты не представляешь, какое это счастье — найти свою семью!

Костя помотал головой. Ему нравились фантастика и фэнтези — то, что снисходительно называют сказками для взрослых.

— Кость, отдай мне эту книжку! — неожиданно попросил Влад. — Никто и не заметит, что одной нет! — И он снова потянулся к заветной находке.

— Не, так нельзя. Я же теперь за это хозяйство отвечаю! Вот если ее спишут — отдам. И вообще — ты мне помогать пришел, а не книжки таскать!

— Книгу нельзя, а работать можно! — возмутился Влад, закатывая рукава рубашки. — Я ведь припомню! Ладно, давай инструменты, эксплуататор!

Первомай пронесся над городом под шум дождя и запах озона. Костя расставлял ведра на мансарде, сетуя на протекающую крышу. Давно уже надо было позвонить рабочим! Достав трубку, он подошел поближе к мансардному окну в попытке найти место, где мобильник лучше ловит сеть. По стеклу стекали дождинки, а на той стороне улицы — Костя не поверил своим глазам! — снова стояла незнакомка. На миг ему почудилось, что она смотрит прямо на него. Девушка стояла без зонта и наверняка промокла. Сунув телефон в карман, Костя поспешил вниз.

По асфальту мчался пенящийся поток, унося с собой всю весеннюю грязь и мусор. Перепрыгнуть не получалось, и Костя зашлепал по щиколотку в воде, держа над головой зонт.

— Хотите чаю? — спросил Костя таинственную незнакомку, и она молча кивнула в ответ.

Сидя на весьма условной кухоньке при библиотеке, Костя разглядывал Яну, укутанную в плед, как в кокон.

Русые волосы чуть ниже плеч, неряшливые не столько потому, что сейчас, намокнув под дождем, висели сосульками, а потому что им давно уже не мешало бы придать подобие аккуратной стрижки. Ну или хотя бы челку подравнять. На лице — ни грамма макияжа. Она обеими руками прижимала к себе чашку, словно пытаясь согреться, и он отметил про себя, что и маникюром девушка давно себя не баловала.

— Живу неподалёку, в детстве часто сюда ходила. Так было жаль, когда библиотеку закрыли! — Она сделала маленький глоток и сладко зажмурилась.

— Ну, вот теперь снова откроют, а я — новый библиотекарь, — улыбнулся Костя.

— Молодой такой, — почему-то вздохнула Яна. — До вас тут дедушка работал, Аверьян Кондратьич, кажется.

Костя вспомнил старичка из городского управления библиотечным фондом. Похожий на богомола, с острыми локтями, цепкими пальцами и пытливым взглядом, он долго рассматривал Костю, сдвинув очки на самый кончик острого носа.

— Знаете, а он все еще работает, только теперь в центральном здании, в отделе кадров.

— Все так же смотрит на мир поверх очков? — с улыбкой поинтересовалась Яна.

— Точно, — кивнул Костя и попытался скопировать старого библиотекаря; Яна рассмеялась, и Косте показалось, что хрустальный звон наполнил старое здание, хранящее тайны.

***

Появлений Яны, которая помогала с украшением библиотеки к открытию, Костя ждал так же сильно, как вечерних посиделок в кафе с Владом. Она приходила каждый день, и Костя, замечая легкий макияж на ее лице или новую блузку, невольно стал ощущать себя причастным к этим переменам. Ему казалось (или, вернее, ему хотелось верить), что его симпатия к девушке взаимна, и все эти перемены — ради него.

Тем временем библиотека постепенно оживала. Как-то Костя пошутил, что здание ему само помогает: вроде, только покрасил перила — прекратили скрипеть ступени. Смазал дверные петли — крыльцо приосанилось. Яна в ответ на это замечание так светло и загадочно улыбнулась, что Костя полночи не мог уснуть — она в тот момент буквально светилась.

Романтический настрой Кости не укрылся от внимания Влада.

— Весна в душе? — буркнул он при очередной встрече.

— А? — рассеяно отозвался Костя, бездумно помешивая ложечкой жиденький чай. — Помнишь ту девушку, которая наблюдала за библиотекой?

— Которую я не видел? — уточнил Влад, исподлобья разглядывая приятеля.

— Знаешь, она необыкновенная! — Костя потер рукой шею. — Вот уж кому бы быть библиотекарем! Она ориентируется среди книг, будто прочла их все. Легко может процитировать практически любого автора. И она по-настоящему любит книги. Ну просто-таки библиотечная душа!

Он глупо хихикнул и смутился, заметив пристальный и какой-то слишком уж серьезный взгляд приятеля. Истолковав выражение лица Влада по-своему, Костя торопливо добавил:

— Ты тоже эрудит, каких поискать! И вообще — у вас с ней много общего.

— Спасибо, друг, — усмехнулся Влад. — Ладно, мне уже пора, увидимся завтра.

И Влад, подхватив пальто, широким шагом покинул кафетерий.

Майский вечер наполняли звуки: на крышах бараков, доживших до наших дней, орали коты, изредка проезжали автомобили, оставляя за собой облака бензиновых паров. Костя закашлялся, останавливаясь у перекрестка. Мимо пробежал пес и скрылся в сумерках. Костя проследил за ним взглядом. Отсюда уже было видно библиотеку; деревья, еще не полностью надевшие свои летние наряды, не могли скрыть красивый особняк, в который превратили старое здание заботливые руки ее нового хозяина. У Костика потеплело на душе, словно дом ждал его. Он прибавил шагу, но внезапно словно споткнулся. На миг показалось, что в окне мелькнул огонек свечи. Постояв несколько секунд в сомнениях и все-таки решив, что это был отблеск фар очередной машины, он поспешил перейти дорогу. Знакомая калитка привычно скрипнула, впуская его на территорию библиотеки. Костя остановился, залюбовавшись очертаниями дома на фоне темнеющего неба, и в этот момент в мансардном окне снова мелькнул свет. Ошибки быть не могло: наверху кто-то был. Костя взлетел по ступеням крыльца и, схватившись за ручку двери, почувствовал, что та не заперта. Мелькнула мысль вызвать полицию, но сам факт, что внутри могли быть воры, почему-то казался нереальным. Скачивать электронные книги на пиратских сайтах — на это, к сожалению, многие горазды, но взламывать ради книг помещение?! Но ведь никаких музейных фолиантов, редких и ценных экземпляров в каталоге не числилось!

Костя шагнул через порог и щелкнул выключателем, но тщетно — света не было. За месяцы, прожитые в библиотеке, он изучил ее от подвала до чердака, поэтому уверенно пошёл вперед. Обычно, заходя сюда в темное время суток, он чувствовал особую атмосферу. Словно книги по ночам становились дверьми в иные миры. Прислушайся — и уловишь шум моря или звуки битв, ощутишь аромат выпечки или запах ракетного топлива.

— Что ты знаешь о книгах? — однажды спросила Яна.

— В них прячется вечность, — с комичным пафосом произнес Костя и улыбнулся, протягивая ей чашку.

Однако Яна не поддержала шутку:

— Вечность живет в каждом из нас, но некоторые люди умеют сохранять ее для других. Они тщательно отбирают самые значимые кусочки, обрабатывают, сдабривают специями своего таланта и фантазии и запечатывают меж двух обложек.

— Ты так говоришь, будто книги — это консервы.

— Да, — легко согласилась Яна, — консервы из чужих жизней, воспоминаний, событий, ароматов и эмоций.

Костю тогда позабавило это сравнение, но была в нем своя правда. И сейчас он шел в зал, где на полках стояли законсервированные тайны и кошмары, где хранились история и философские мысли, приключения и любовь. Уже заходя в хранилище, он услышал ее голос.

— Зачем ты так поступаешь? — спрашивала Яна. — Ведь для тебя книги — всё!

— Точно, — ответил ей тот, кого Костя не ожидал услышать. — И ты не хуже меня знаешь, каково это — остаться без своей библиотеки, собирать по подъездам газеты и выискивать по помойкам книги, и всё для того, чтобы обеспечить себе хоть какое-то подобие существования. Книги должны жить в доме! А мой дом уничтожили!

Голос Влада звучал зло и тоскливо одновременно.

— Как же ты выжил, бедный? — послышался вздох.

Костя метался среди стеллажей и не мог понять, где же они? Где Яна и Влад? Что они делают ночью в библиотеке, о чем ведут речь?

— Не надо меня жалеть, я вовремя успел забрать свою книгу, — отозвался Влад. — Ты ведь помнишь, что случалось с теми, кто не успел? О да, я тоже жалел их, жалел и приговаривал: как же хорошо, что меня это не коснулось! Мой дом уничтожили, но ведь можно будет найти и другой, если повезет, конечно, — вот о чем я думал, шляясь по помойкам!

Косте казалось, что стоит протянуть руку — и он дотронется до Влада, он даже чувствовал легкий аромат духов Яны, так похожий на запах свежеотпечатанных страниц.

— Но тут вмешалась ты! — снова заговорил Влад. — Отдай мне свою книгу и убирайся прочь!

— Но тогда я… — Девушка осеклась.

— А мне плевать! — выкрикнул Влад, и тут Костя не выдержал.

— Цыц! — сказал он в пустоту, и ему почудилось, что слово эхом разнеслось по библиотеке.

Влад с Яной появились прямо перед ним, словно всегда были тут, освещенные пламенем свечи, среди книжных рядов, внезапно ставших бесконечными и теряющимися во тьме, будто стены лабиринта. Приятель навис над сидящей на полу Яной, жмущейся к стеллажу, и требовательно протягивал руку. Вокруг них повсюду валялись вырванные из книг страницы.

— Что? — Влад разогнулся и удивленно посмотрел на Костю. — Что ты сказал?

— Цыц, — повторил Костя, глядя Владу в глаза. — Тихо. Не нужно кричать. Что тебе нужно от моей девушки?

— Девушки? — Влад истерически расхохотался, затем утер рукой выступившие слезы и, подойдя к Косте, положил ему руку на плечо. — Дружище, Яна не твоя девушка. И вообще… не девушка. Она даже не человек!

— А ты? — спросил Костя.

— И я, — легко согласился Влад. — Помнишь, как ты ее назвал сегодня? Библиотечная душа… — Он снова хохотнул. — Вот-вот, всё верно, мы — души библиотек. Домовые, если угодно. У каждого из нас должен быть свой дом и свой библиотекарь. Так уж повелось. — Он виновато развел руками, но получилось слишком уж театрально. — Библиотеки закрывают, здания передают в пользование коммерческим фирмам и государственным учреждениям, а иногда и просто забрасывают… Вот как это, — обвел он руками помещение, ставшее просто-таки безразмерным, незнакомым, величественным и еще более таинственным. — И мы оказываемся на улице… Знаешь, каково это — побывать в шкуре бомжа, перебивающегося отходами? Жрать, извиняюсь, желтую прессу из урны возле остановки и низкопробное чтиво, годящееся только на макулатуру, когда где-то стоят целые собрания сочинений классиков! — Он с неожиданным трепетом провел кончиками пальцев по корешкам на ближайшей полке. — Но всё изменилось! Я нашел своего библиотекаря, я нашел тебя. Ты ведь почувствовал наше сродство, верно? Ты почувствовал его, стоило мне только заговорить с тобой посреди улицы! И… нам было интересно вместе, мы ведь почти подружились, верно? — Он снова повысил голос. — Всё было хорошо! И как только Яна покинет наш дом, всё снова наладится! Библиотека откроется, придут первые посетители, ты уже будешь не просто новым сотрудником, а самым настоящим…

Он осекся.

— Души… — прошептал Костя, ощущая нарастающее головокружение. — Домовые…

Он переводил взгляд с него на нее. В глазах Влада появилась безуминка, он отчаянно сжимал кулаки. Глаза Яны были расширены от испуга. А еще в них светилась робкая надежда. Ах, если бы реакция Яны на слова приятеля была хоть чуть-чуть другой! Как просто было бы поверить, что Влад рехнулся, съехал с катушек, бредит наяву и несет всякую чушь! Однако девушка не возражала, не крутила пальцем у виска, не требовала, чтобы Костик прогнал этого кретина… Значит, правда? И домовые — правда, и души библиотек? Ну, ведь не бывает так, чтобы два человека сошли с ума одновременно?! К тому же, только что они были невидимыми…

— Значит, так, дорогие мои, — взяв себя в руки, рассудительно произнес Костик. — Никто ничего не покинет. Если вы оба не можете жить без библиотеки — значит, оба будете жить здесь, под одной крышей.

Лицо Влада исказила гримаса, шрам проступил еще ярче, окончательно сделав его похожим на пирата.

— Ты больной?! — заорал он. — Две души в одном теле? Это невозможно!

— Я сказал — тихо! — едва повысив голос, попросил Костя и раздельно процедил сквозь зубы: — Соблюдай тишину в библиотеке — или покинь читальный зал.

Фраза произвела неожиданный эффект — приятель съежился, втянул голову в плечи, попятился, кулаки его бессильно разжались. Косте вдруг стало ясно, почему служители библиотек повторяют эту фразу, будто заклинание. Это и есть заклинание, которое запирает разгулявшегося домового!.. Ну, или кого-то, кто еще тут может разгуляться.

— Ты не смеешь, — прошептал враз побледневший Влад. — Ты не библиотекарь! Ты пока еще не настоящий библиотекарь! Здесь еще всё закрыто, нет посетителей, ты не выдал на руки ни одной книжки, а еще у тебя нет…

— Библиотекарь, библиотекарь, — раздался скрипучий голос, — и вы оба это знаете.

Костя обернулся. Вдоль бесконечных стеллажей к ним бодро шагал старичок из отдела кадров, с острыми локтями и коленями, делающими его похожим на богомола, со старомодным именем. И книжные полки будто уступали ему дорогу.

— Аверьян Кондратьич! — Яна вскочила с пола и кинулась к нему.

Библиотекарь обнял девушку, как любимую внучку.

— Минуточку! А вы-то как здесь оказались? — растерялся Костя.

— Молодой человек, — усмехнулся старичок, — вы еще многого не понимаете в здешних порядках и традициях, но это придет с опытом работы. Пока же я очень рад, что благодаря нашим домовым вы смогли переступить порог неизведанного, почувствовали в себе силу, которая дана только истинным библиотекарям. Считайте, что это был экзамен, и вы его сдали.

Он подошел к Косте и вложил ему в руку перстень с замысловатым узором на темной эмали.

— Этот знак я вручаю тебе как представителю тайной касты библиотекарей — Ордена Тота.

— Касты? — удивился Костя и закашлялся, поперхнувшись то ли воздухом, то ли восторгом.

— Именно, — подтвердил Аверьян Кондратьевич. — Ты сможешь собирать и сохранять знания, накопленные человечеством. Ты становишься привратником в миры книг, стражем, если угодно. — Библиотекарь улыбнулся, отпуская девушку, которая все это время держалась за его руку, будто боялась потеряться. — А Яночка тебе поможет. Но мы, кажется, кое-о-ком забыли!

Костя обернулся. Влад был уже не просто бледным — казалось, он утратил все краски, сквозь него виднелись ближайшие стеллажи.

— Вот так, Костя, выглядит душа, утратившая свою библиотеку, — вздохнул старичок.

— И он теперь… исчезнет? — Косте стало не по себе.

— Исчез бы, если бы не это.

В руках у Аверьяна Кондратьевича вдруг оказалась та самая книга, которую Костя когда-то принес домой с улицы, книга, с которой, в общем-то все и началось — скандал с любимой девушкой, собранные чемоданы, поиск работы…

— «Одиссея капитана Блада», — прочел вслух старый библиотекарь и снова сдвинул очки на кончик носа. — Ну что, пират? Похулиганил — и будет. — Он поманил пальцем, и Влад полупрозрачным призраком подплыл к нему. — Идем, подыщу тебе местечко, горе ты мое луковое. Хоть в виде аватарки на сетевом портале, где без домовых сплошной бардак. Наведешь там порядок среди МТА и их нетленок. А может, школу где отстроят — пристроим тебя в тамошнюю библиотеку.

— А что ж вы раньше-то?.. — с укоризной произнес Костик, косясь на Яну и вспоминая, как эти чудесные волосы когда-то висели неряшливыми сосульками, вспоминая, какую досаду вызывали неухоженные пальчики и старая, застиранная одежда.

— Время такое, — развел руками старичок-богомол. — Разлюбил народ читать, у телевизоров ему нынче интереснее, вот и закрывают всё подряд. А этим балбесам, — кивнул он сначала на Яну, затем на призрачного Влада, — нет бы в отдел кадров-то наведаться — куда там! Самостоятельность проявляют. По всему городу разыскивать приходится. Ну, удачи, библиотекарь!

И старичок, подбадривая недавнего Костиного приятеля, эфемерным облачком летящего следом, пошел прочь, и чем дальше он уходил, тем ярче становилась фигура домового-призрака. Уже можно было различить полоски на шарфе.

— Эй, библиотекарь! — Тихий голос Яны вывел его из задумчивости. — Теперь твоя обязанность — хранить и мою книгу.

И она протянула ему небольшую книжку в потертой, бурой обложке. Костя уже видел ее и даже приблизительно представлял, о чем она — Влад рассказывал. Только тогда он еще не знал, что это персональная книга его, Костиного домового. Приняв этот знак доверия из рук девушки, он прижал томик к сердцу, будто драгоценный дар. Он обязательно прочитает. Обязательно.


 

Вверх

Мы в социальных сетях
Подписаться на рассылку
107061 Москва, ул. Б. Черкизовская, дом 4, корпус 1
Телефон для справок: +7 499 922-66-77
Факс: +7 499 161-01-01
E-mail: info@rgub.ru
Оценка услуг
Филиал библиотеки — МИКЦ «Особняк В.Д. Носова»
107023 Москва, ул. Электрозаводская, 12, стр. 1
Телефон для справок: +7 495 964-01-01
E-mail: mansion@rgub.ru
Яндекс.Метрика  
© Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Российская государственная библиотека для молодёжи», 2004—17