Вход в личный кабинет        RU  EN
Российская государственная библиотека для молодежи

+7 499 922-66-77

Часы работы Как записаться Виртуальный тур Карта сайта

Публикации сотрудников РГБМ

Директор РГБМ Ирина Михнова — о краже книг и сарафанном радио

Издание: Городской информационный канал M24.RU. — Режим доступа — http://www.m24.ru/articles/46075

В Российской государственной библиотеке для молодежи на «Преображенской площади» принято не только читать и учиться, но слушать винил, пить кофе и отдыхать на пуфиках. Корреспондент M24.ru встретилась с директором библиотеки Ириной МИХНОВОЙ и поговорила о том, зачем в месте для чтения книг создавать домашнюю атмосферу и как соцсети и сарафанное радио помогают привлечь читателей.

 

Как бывшая юношеская библиотека превратилась фактически в культурный центр для современной молодежи?

Для начала скажу, что эта, как вы выразились, бывшая юношеская библиотека в советское время (а она была образована в 1966 году по инициативе Министерства культуры и ЦК ВЛКСМ) была едва ли нее самая популярная в стране библиотека. Называлась она Государственной республиканской юношеской библиотекой имени 50-летия ВЛКСМ, и здесь выступали тогда молодые, а ныне известнейшие писатели, художники, режиссеры, актеры (Роберт Рождественский, Андрей Вознесенский, Сергей и Никита Михалковы, Константин Райкин, Расул Гамзатов), приезжали представители молодежных движений разных стран, здесь принимали детей в пионеры, а библиотекари ездили в агитпоездах на Байкало-Амурской магистрали... А помещение библиотеки… Это ведь первый этаж девятиэтажного дома, и первоначально оно предназначалось для магазина.

Когда в декабре 2006 года мы (я и мои друзья-коллеги, с которыми я работаю уже более 15 лет) пришли в эту библиотеку, она представляла собой набор залов и кабинетов, когда-то возведенных библиотекой на пустых пространствах со столбами, между которыми петляла сумрачная дорожка, «взлетная полоса», как когда-то ее называли библиотекари. В 90-е годы в библиотеке по определенным причинам (не будем сейчас в них углубляться) началась стагнация, и к 2006 году, приглашая меня на должность директора, министерство культуры «поставило вопрос ребром»: либо мы сможем библиотеку модернизировать, либо ее закроют за неспособностью выполнять свои функции.

Семь лет назад уже многие библиотеки Москвы имели электронные каталоги, сайты, работали с интернет-ресурсами. В юношеской же библиотеке все было в зачаточном состоянии. Что касается хозяйства, то разруха была полная: никакой охранной системы не было, а витринные окна даже не закрывались, везде сидели скрытые арендаторы, техника старая-престарая. Никто из библиотекарей, кроме четырех автоматизаторов, не был знаком с Интернетом. Отдельно можно говорить о том, в каком состоянии был книжный фонд библиотеки. И далее, и далее…

Надо сказать, что мы-то не с неба свалились в эту библиотеку: я и мои коллеги пришли из ЦБС «Киевская» (Западный АО), которая на тот момент в информационно-технологическом плане была самой «продвинутой» в России и являлась научно-методическим центром МК РФ для муниципальных библиотек страны. И, кстати, эту библиотечную систему мы тоже поднимали «с земли» в конце 90-х.

То есть опыт уже был?

Да, опыт модернизации библиотек у нас уже имелся и немалый. Первые годы мы работали по 12—14 часов, часто уходили из библиотеки в двенадцать ночи, да еще в выходные работали… Но у меня народ закаленный, умный и волевой. Да и библиотекари, которые решились остаться в библиотеке, впряглись в сумасшедшую работу по перестройке залов обслуживания (вместо читального зала и абонемента у нас появились отраслевые и специализированные залы с открытым доступом к книгам). Только книжный фонд библиотеки — это свыше 700 тысяч экземпляров, а через руки библиотекарей каждая книга прошла не менее чем восемь раз.

Хочу развеять гуляющие в библиотечном среде мифы о том, что мы, такие разумные управленцы, смогли пригласить к себе хороших проектировщиков, дизайнеров… Все проекты реконструкции, организации и оформления пространства, не говоря уже о технологических инновациях, придумывались и реализовывались нашими специалистами отделов управления проектами и интернет-разработок. Кстати, только благодаря их конструктивности и решительности, вместо глухих стен появились стеклянные перегородки, которые необычайно расширили пространство библиотеки, сделали ее прозрачной и свободной.

Для наших дизайнеров было важно, чтобы оформление библиотеки точно соответствовало цветовым и стилевым предпочтениям молодежи. Конечно, на первых порах многим библиотекарям приходилось ломать себя. Они не понимали, что происходит. Когда стены одного из залов стали зеленого и фисташкового цветов, старейшая сотрудница написала заявление об увольнении. Непривычные стены действовали ей на нервную систему. Через две недели ее нервы пришли в порядок и скоро все сотрудники уже приводили своих друзей и родственников, чтобы похвалиться, как у них все здорово.

«Мосфильм» подарил нам старое авто — «инвалидку» 60-х годов. Все спрашивали: зачем в библиотеке стоит машина? Мы отвечали: именно для того и стоит, чтобы вы задавали такие вопросы. Теперь каждый приходящий усаживается в нее, чтобы сделать фото на память. Даже женихи с невестами стали проводить здесь фотосессии.

В отличие от привычных библиотек, у вас можно лежать на креслах, пуфиках, разговаривать. В общем, достаточно демократичная обстановка. Как вы к ней пришли?

Мы часто говорим: для того чтобы понять, что нужно читателю, нужно просто поставить себя на его место. Вот как мы дома читаем книги (не важно, бумажные или электронные) и даже работаем на ноутбуке? Как правило, лежа на диване, на кресле, а то просто на ковре на полу. А на стуле за столом — только когда готовим домашние задания и по работе что-то еще. Почему в библиотеке должно быть иначе?

Одним словом, еще пять лет назад мы расставили по библиотеке, включая подоконники, «пуфики», поставили кресла, мобильные столики. Потом библиотекари навязали кучу подушек, которые тоже раскидали по залам. Недавно сотрудники одного из залов подарили библиотеке несколько недорогих пледиков, чтобы люди читали и могли укрываться ими. Картинка: сидит в кресле перед терминалом для прослушивания аудиокниг девушка в наушниках, за спиной у нее подушка, на ногах плед, в руках вязание.

Но какова была первая реакция молодежи! Тогда ко мне лично подходили ребята и недоверчиво спрашивали: «На этих пуфиках точно можно сидеть?» Ведь у нас было принято считать, что библиотека — это серьезное учреждение, здесь должна быть тишина и прямые спины сидящих за столами. А теперь многие библиотеки, по меньшей мере в Москве, стремятся стать столь человокоориентированными, как «Молодежка на Преображенке».

Сколько у вас читателей?

На декабрь 2012 года в течение дня библиотеку посещало 400 человек. А спустя год эта цифра удвоилась, а в сессию за тысячу зашкаливает. Подсчеты точные, ведутся с помощью электронных счетчиков на входных воротах. И это помимо тех, кто приходит на различные мероприятия и заседания клубов (их у нас около 20). В прошлом году мы стали работать все 7 дней в неделю, причем в будни до десяти вечера. Кстати сказать, поскольку наши основные посетители — это учащаяся молодежь, то наибольший наплыв бывает в вечернее время и в выходные дни.

На первом этапе у нас было несколько видов электронных читательских билетов — для разных категорий пользователей. Но пройти в библиотеку можно было пусть по разовому, но обязательно билету. Летом прошлого года мы сняли турникет у входа, и теперь в библиотеку может прийти любой человек. Вообще мы себе поставили, возможно, несколько амбициозную задачу: чтобы в снег и в дождь, в жару и в ясную летнюю погоду, из всех возможных вариантов, куда пойти, молодой человек выбирал библиотеку.

А как книгу можно взять?

А вот книгу взять на дом — это единственное, для чего нужен читательский билет.

Какие возможности есть у человека без читательского билета внутри библиотеки?

Он может читать библиотечные книги и журналы, смотреть хорошие видеофильмы, слушать аудиокниги, пользоваться бесплатным Wi-Fi, работая на своих ноутбуках (везде есть розетки), играть на электронном пианино, слушать виниловые пластинки с музыкальными и литературными записями предыдущих десятилетий (у нас даже патефон довоенный есть). Он может приносить с собой свои книги и рабочие материалы, готовить с друзьями доклады, рефераты, чертя схемы на магнитно-маркерных досках.

Здесь часто можно увидеть фрилансеров с ноутами, репетиторов с учащимися, художников, рисующих на специальных столах. Но если хочется отдохнуть, то можно и настольными играми заняться, и поболтать в уголках, и обязательно выпить чашечку-вторую кофе и заесть бутербродом в кафе, а то и прикупить стильную канцелярию или комикс в Лавке «Ботаника». А вот молодые родители часто приходят с детьми, которых они оставляют в детской комнате с книгами, мультиками и играми, пока сами выбирают книгу или участвуют в заседании клуба. У меня была ситуация: сидит в кресле у детской комнаты молодой человек, читает газету. За стеклом вижу пятерых дошколят. «Сколько здесь ваших?», — спрашиваю его. «Трое», — степенно отвечает он и снова — в газету.

А книгу библиотечную украсть можно?

Не больше, чем в других библиотеках, включая зарубежные. Другое дело, что в библиотеке (первой и едва ли не единственной пока в стране) налажен полный цикл читательского самообслуживания на основе RFID-технологии (радиочастотной идентификации). Есть станции самообслуживания, с помощью которых читатели могу сами оформить возврат книги и выдачу ее на дом. Есть ворота, охраняющие от несанкционированного выноса книг. Наконец, есть уличная станция круглосуточного книговозврата. Иногда ночью охранники слышат: бух — книга упала в приемник. Это очень удобно еще и в ситуации, когда человек надолго задержал книгу и ему неловко смотреть в укоризненные глаза библиотекаря.

Помимо библиотечной деятельности, вы осуществляете широкую культурную деятельность: у вас проходят лекции, кинопоказы, встречи в комикс-центре. Как вам пришла идея создать такую интерактивную часть?

Ну культурно-массовая работа — это конек когда-то советской, теперь российской библиотеки. Что-что, а уж проводить разного рода мероприятия библиотеки могли всегда. Другое дело, кто и как их организует, и кто и как участвует в них. Очень часто они проводятся в целях борьбы с негативными явлениями в молодежной среде: наркоманией, пьянством, табакокурением. Мы стараемся не бороться с негативном (хотя, конечно, против всего вышеназванного), а содействовать позитивной самореализации молодежи. Поэтому, как правило, идеи всех мероприятий и заседаний клубов — это идеи молодых, и участвуют в них только по собственному желанию, а не как часто бывает, под присмотром учителей и воспитателей.

А не уходит ли библиотека в такой ситуации от своих первоначальных целей и задач?

Какой?

Читать и образовывать.

Вы правы, сверхзадача любой библиотеки, ее базовая функция — это быть точкой доступа к знаниям, к информации. Кстати, мы обратили внимание на то, что сегодня молодые люди в оценке библиотеки часто в качестве точек отсчета называют антикафе и коворкинги. Что касается Библиотеки для молодежи, то появилась формула: это смесь антикафе с коворкингом на интеллектуальной основе.

Только еще все бесплатно.

Да, бесплатно. Здесь есть залы, в которых в относительной тишине занимаются студенты, — они расположены слева от входа. В соцсетях шутят: это мечта филолога, лучшее место для написания рефератов и курсовых. А правая сторона — культурно-досуговая. Там и художественная литература, и компьютерная библиотека, и зал редкой книги, и комикс-центр, и кафе, и детская комната. Здесь намного шумней и веселей.

Как вы думаете, как молодежь привлекать к чтению, посещению библиотек? Имею в виду, как объяснить, что библиотека — это не пережиток советского прошлого, а современные и интересные пространства, где можно разговаривать вслух и буквально лежать на полу с книжкой?

Только реально сделав эти самые «современные и интересные пространства». А потом начинает действовать сарафанное радио. Причем в этом качестве все больше выступают соцсети. «Я был сегодня в молодежной библиотеке. Здесь круто. Ребята, кто со мной в следующую пятницу?», — пишут в «Твиттере».

А еще помогают известные блогеры. В 2011 году у нас проходила выставка фотоблогеров-путешественников, на встречу с ними пришел известный блогер Сергей Мухамедов. Ему библиотека понравилась, он сделал фотографии, наш Антон Пурник — подписи, появился известный пост «Без соплей — по книге». На сегодня там около тысячи комментов, и практически все — позитивные не только по отношению к нашей библиотеке, но к библиотечной идее в принципе. Это очень редко бывает и очень важно для нашего библиотечного сообщества. После этого поста к нам пошли и пошли — из любопытства: насколько совпадает то, что они увидели на фотках, с тем, что есть в жизни. Даже тогдашний Президент России Дмитрий Анатольевич Медведев встречался здесь с ведущими представителями интернет-индустрии.

Хорошо. Как я понимаю, вместе с модернизацией библиотек изменился и образ библиотекаря. Как бы вы описали современного сотрудника библиотеки?

У нас разные типы библиотекарей. Это и библиотекари, для которых это базовая специальность, они работают здесь не одно десятилетие, знают фонды и предмет. Конечно, пришлось затратить определенные усилия, чтобы научить их работать с электронными ресурсами, легко искать информацию в Интернете. Но они теперь могут найти очень многое, если не все, что нужно пользователям.

У нас очень много молодежи с хорошим, чаще гуманитарным образованием. Они, как правило, легче легкого работают с интернет-ресурсами, хорошо пишут, легко придумывают, без комплексов общаются. Есть веселые, шумливые и трудолюбивые студенты. Наконец есть мозговой центр, в основном мужской, — это отделы управления проектами и интернет-разработок. Вообще мужская часть библиотечного населения довольно большая — 30 человек, и все молоды и жизнерадостны.

Вы участвуете в международном проекте «Библиотеки-сестры». Для чего русским библиотекам дружить с библиотеками мира?

Ну а зачем людям вообще дружить друг с другом?

Библиотекам — по той же причине?

Абсолютно. Когда я была пионеркой, то у меня, как у многих тогда, был зарубежный друг — мальчик из польского города Щецин. Свои послания, написанные от руки, мы отправляли в почтовых конвертиках, марки потом отклеивали и собирали в коробочку. Дружить — это нормально.

А теперь о проекте «Библиотеки-сестры». Существует Международная федерация библиотечных ассоциаций — ИФЛА, в рамках которой работает секция детских и юношеских библиотек. Я — член постоянного комитета этой секции, и наша библиотека активно работает в ней. Что такое библиотеки-сестры? Вот есть мы, Российская государственная библиотека для молодежи, и есть в Стокгольме Библиотека для молодежи и Библиотека комиксов. Мы и есть библиотеки-сестры: мы дружим, наши специалисты ездят друг к другу на фестивали и конференции, мы обмениваемся книгами, целый год вели на троих сайт STEP BY STEP: 365 days in the library. Каждый день выкладывали туда фотографии событий. В результате через год в интернете появилась тысяча с лишним фотографий, которые позволили нам сравнить эти библиотеки. И оказалось, что сходства между нами значительно больше, чем различий. Таких международных проектов у ИФЛА несколько.

А как обстоят дела с российскими библиотеками? Есть ли в регионах России библиотеки для молодежи?

Да, в России сейчас около пятидесяти областных, краевых, республиканских библиотек для молодежи. И сейчас на базе обычных городских и районных библиотек активно создаются молодежные филиалы, отдельные залы. Потому что местные власти наконец начинают понимать, что молодежь — это специфическая, особая категория, требующая особого внимания. Кстати говоря, в проекте Основ государственной культурной политики целый раздел посвящен детям и молодежи.

На каком они уровне находятся? Выглядят так же, как ваша?

Нет, пока они так не выглядят, хотя очень стараются. Пока РГБМ являемся своего рода моделью публичной библиотеки, работающей с молодежью. К нам приезжает очень много народу, чтобы на месте разобраться с тем, что нужно сделать, чтобы молодые люди шли и шли в библиотеку.

Как вы думаете, что должно произойти, чтобы большинство библиотек стали высокотехнологичными, развитыми и популярными?

К сожалению, для этого многое нужно, но главное все-таки — это нормальное, адекватное финансирование. Иногда к нам направляют библиотекарей, потом им говорят: «Видели, как в этой библиотеке все устроено? Почему у вас до сих пор не так? А ну-ка, сделайте так же!» Но при этом деньги на комплектование дают малые, на технологии — вообще крохи, капитальные ремонты — это огромная, часто непреодолимая проблема. А без серьезных финансовых и материальных вложений сделать библиотеки современными невозможно, какимы бы умными и креативными ни были библиотекари. Но мы, российские библиотекари, оптимисты и верим, что однажды все и всем будет хорошо. Во всяком случае, мы очень будем стараться, чтобы было так.

Беседовала Екатерина КАДУШКИНА

Вверх

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Специальный корпоративный вебинариум «Как создать и сделать успешной библиотеку для молодёжи» Новая образность. Русская литература и искусство в контексте тенденций визуальной культуры Авторский открытый онлайн-семинар «Современные технологии в современной библиотеке» Четвертый российский молодежный библиотечный конвент Общероссийская научно-практическая конференция «Геометрия книжного пространства молодёжи» Секция по библиотечному обслуживанию молодежи РБА в Facebook Молодежная секция РБА в Facebook Международная научно-методическая конференция «Формирование инновационного потенциала молодёжи и библиотека»
Мы в социальных сетях
Подписаться на рассылку
107061 Москва, ул. Б. Черкизовская, дом 4, корпус 1
Телефон для справок: +7 499 922-66-77
Факс: +7 499 161-01-01
E-mail: info@rgub.ru
Оценка услуг
Филиал библиотеки — МИКЦ «Особняк В.Д. Носова»
107023 Москва, ул. Электрозаводская, 12, стр. 1
Телефон для справок: +7 495 964-01-01
E-mail: mansion@rgub.ru
Яндекс.Метрика  
© Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Российская государственная библиотека для молодёжи», 2004—17